IYX
мясопокалипсис сегодня




В кантине было пусто и тихо. Тускло поблескивали динамики выключенного джукбокса, пустые стаканы отбрасывали на пол мутные блики. Из присутствующих в этот поздний час осталось только двое - пышнотелая твилечка-барменша, облокотившаяся на стойку в полудреме, и высокий, мрачного вида чисс, занимающий столик в дальнем полутемном углу и находящийся в состоянии крайнего алкогольного опьянения. Он крепко держался за бокал с неймодианским ромом, явно опасаясь то ли его выронить, то ли самому свалиться, и вполголоса беседовал с кем-то перед собой:
-Ты, детка, думешь, что знаешь жизнь? Да не спорь, вижу же, что думаешь, сейчас все так думают. И на самом деле не знают нихрена. А старина Блек Марк знает... жизнь эту самую... все ее грязные лапы, которыми она по мне потопталась и все то дерьмо, которое она на меня вывалила.
А ведь дела шли не так уж и плохо, пока мы с матерью жили на Ксилле. Матушка происходила из старинного рода Бер, небезызвестной милитаристической династии, и сама не стала исключением из генеалогического паттерна - была квалифицированным специалистом в области военных коммуникационных систем. Она имела возможность занять не самое последнее место в разведывательных войсках Доминиона, но, по неизвестным мне причинам, предпочла службу в армии нашего союзника, Галактической Империи.
Мы переехали на Дромунд Каас. Мать определили в Бюро Имперской Разведки, меня же зачислили кадетом в тамошнюю военную академию, пророча блестящее будущее имперского офицера. Впрочем, этот самый блеск очень скоро заслонила весьма неприглядная тень настоящего. Ну ты знаешь, что такое на деле эта так называемая имперская военная иерархия. Попросту говоря, клубок выслуживающихся, предательских, лицемерных ксенофобных гадов, жадно переваривающий всех, кто не может похвастаться своей принадлежностью к славной человеческой расе. Нам попросту нечего было там делать, не за что удержаться на поверхности темного болота.
Говоривший перевел дыхание и сделал большой глоток рома, смачивая охрипшее горло.
-Как только мать начала добиваться успехов на службе, ее очень быстро и незаметно подсидел некий особо ловкий лейтенантик. Больше мне ее увидеть не довелось. К счастью, я сообразил смыться из столицы прежде, чем недоброжелательные лапы дотянулись и до меня.
Семейное имущество и счета были конфискованы, квартира опечатана, и на руках у меня оставалась совсем небольшая сумма наличных. Их в самый раз хватило, чтобы в космопорте нанять залетного контрабандиста, пообещавшего быстро и безопасно подбросить незаконного беженца до границ Чисского Доминиона. Ну, я повелся, молодой был, глупый...
В итоге этот подонок выпнул меня в самом гнилом и грязном космопорту на Нар Шаддаа - побитого, без единого кредита в кармане, без малейшего представления, что делать дальше. Я-то думал, на Дромунд Каасе были проблемы... и понял, как же жестоко ошибался, очутившись на этой сраной Контрабандистской Луне. Если Империя жрет, то эта планета сходу глотает целиком и переваривает. Меня она, похоже, только пожевала и выплюнула - на самое-самое дно.
На Нар Шаддаа выжить законным способом тяжелее, чем согнуть языком дюрастиловый прут, ну кому не известно. И я тоже очень скоро это понял, хоть честно пытался в первые годы - не имея какой-либо полезной квалификации, вкалывал грузчиком в доках, брался за всевозможные низкооплачиваемые, а то и вовсе убыточные подработки. Спросишь, что же я нажил за все это время? Изволь - несколько мелких судимостей, громадную кучу долгов, подорванное здоровье, глиттерстимовую зависимость и полностью потерянное самоуважение. Но все-таки как-то выживал, как-то барахтался, хоть средств хватало лишь на жилье, прокорм и дозу. О большем я тогда и мечтать не смел. Последнее мое официальное место заработка было в какой-то захудалой клининговой компании в дюросском квартале. Водитель мусоровоза - почетная должность, а?
Дела шли не так уж и плохо, если бы не босс моей смены. У этого мудозвона дюроса был неподражаемый талант постоянно урезать заработок, гнать на работу в выходные, материть за малейшую провинность и просто относиться к подчиненным хуже, чем к безмозглым дроидам.
В один прекрасный день и без того расшатанные нервы сдали, я устроил своему начальнику трепанацию прямо не выбираясь из машины. Это оказалось проще, чем представлялось - манипуляторы для транспортировки мусорных контейнеров прекрасно подошли и для того, чтобы проломить кому-то череп.
Прикарманивать содержимое офисного сейфа я не стал, опасаясь быть пойманным на месте преступления, только успел сбыть заляпанный дюросскими мозгами мусоровоз какому-то не особо придирчивому механику. А на вырученные кредиты купил... да, именно. Бластер.
Чисс любовно погладил ладонью один из пары тяжелых бластерных пистолетов марки AD-13, висящих у него на поясе.
-Разумеется, дешевый ствол переклинило после первого же выстрела. Но тогда я уже сообразил, в чем вся соль и принялся проламывать черепа прикладом, пока не накопил на новый.
Я и представить не мог, что работа киллером окажется такой прибыльной. Но она была - опасной, тяжелой, ненадежной, и в то же время удивительно выгодной. Знаешь, ведь столь многие в Галактике мечтают видеть своих врагов мертвыми, а свои руки - чистыми, и заказное убийство, по сути, лишь один из видов сервиса, на который никогда не спадает спрос. И я понял, что хочу стать профессионалом в этом бизнесе.
Основная трудность заключалась в конкуренции. Шаг влево, шаг вправо - и тебя незамедлительно раздавит одна из полчищ нелегальных организаций, заполняющих полутемные задворки Луны Контрабандистов. Путь одинокого и независимого специалиста казался почти невозможным, но я тщательно придерживался избранного направления, скользя по периферии криминальных влияний, брался за любой заказ, не брезговал самыми грязными, самыми бесчестными контрактами, старательно выращивал репутацию надежного и исполнительного киллера, способного успешно ликвидировать хоть беспомощного ребенка, хоть рыцаря-джедая. Любой, кто хотел быстро и эффективно отнять жизнь у ближнего своего, всегда мог рассчитывать на мои услуги. Иронично, но поверхностная подготовка имперского офицера, которой я успел нахвататься на Дромунд Каасе, оказалась весьма полезной в этом пути.
Да, мне удалось сделать себе репутацию, имя, вот это имя...
Он снова прервался и закатал рукав, открывая череп в черном круге, вытатуированный на темно-синем запястье.
-Однако, вскоре я заметил, что репутация эта оказалась несколько... своеобразной. Попросту говоря, слава неразборчивого и жадного до кредитов мокрушника прочно утвердилась за мной в среде остальных контракторов и особенно - среди мандалорцев. Далеко не каждый наемный убийца готов считать свое занятие обычным бизнесом или ремеслом, многие с головой ударяются во всю эту романтическую мандалорскую чушь - слава, доблесть, испытания, какой-то там неписанный кодекс чести, и, конечно же, пафосное звание охотника за головами. Да уж, подобной дури я насмотрелся и наслушался предостаточно. А заодно заимел несколько весьма назойливых конкурентов в лице самых ярых последователей этого "кодекса", но не обращал на них особого внимания - несмотря на дурную славу, контракты продолжали поступать, заказчики никогда не переводились, и сумма на моем счету продолжала расти. Океаны галактической подлости могут плескаться у твоих ног, но пока в карманах достаточно кредитов, ты никогда не захлебнешься в этих волнах.
Спустя несколько лет стало понятно, что в моих карманах накопилось достаточно, чтобы отойти от бизнеса и уже до конца дней своих не браться за бластеры. Были счета и инвестиции, была собственность и частные фонды - все, что необходимо для существования в блаженном безделье, ни в чем не нуждаясь и ни перед кем не отвечая. Можно было со спокойным сердцем осесть на какой-нибудь провинциальной планетке подальше от галактических конфликтов, или жениться и обзавестись кучей наследников, или вообще положить начало собственной криминальной конторе, спонсируя охочих до наживы пиратов и головорезов. Короче, блестящее будущее снова забрезжило на горизонте.
Разбалованный финансовым и профессиональным успехом, я взялся за очередной контракт, решив закончить им свою наемничью карьеру. Простенькое дело попалось, на первый взгляд - нанялся на пару месяцев личным телохранителем к работорговцу, содержащему невольничий бордель на одной из захолустных лун недалеко от Клатуина. Простенькое дело... после которого я понял, что все те проблемы и невзгоды, которые до этого жизнь на меня вываливала, на деле оказались сущими пустяками.
Работа была непыльной - всего две или три стычки с плоховооруженными головорезами, которых подсылали конкуренты моего нанимателя, еще более жалкие, чем он сам. Однако буквально в последнюю неделю в бордель вломился отряд элитных республиканских коммандо-освободителей.
Столкнувшись нос к носу с нацеленными на тебя дулами тяжелых пулеметов, поневоле начнешь верить в фортуну. Точнее в то, что она может повернуться к тебе задницей.
Мне удалось уложить капитана отряда и еще нескольких прежде, чем штурмовик со здоровенной плазменной пушкой снес мне полголовы ударом тяжелого ствола. Ощущения, знаешь, такие... неописуемые. Левый глаз и мозг уцелели каким-то чудом, остальное - всмятку.
Безумно повезло, что удар пришелся низко, иначе бы старина Блек Марк сейчас бы тут с тобой не сидел и не чесал языком. Также везением оказалось и то, что противник не озаботился сделать контрольный, справедливо рассудив, что развороченной головы вполне достаточно для того, чтобы любого отправить туда, где звезды не светят. Доблестно исполнив долг перед Республикой по борьбе с работорговлей в этом секторе Галактики, отряд эвакуировал освобожденных рабов, собрал убитых с ранеными и отчалил, оставив труп неудачливого наемника на попечение местной службе безопасности. Ну, а пока вышеозначенная служба спешила на место преступления, труп негнущимися пальцами добрался до нарукавного коммуникатора.
Дальнейшее помню лишь краткими отрывками - попробуй-ка запомнить происходящее, когда у тебя полбашки размазано по полу. Более-менее я пришел в сознание уже под присмотром одного знакомого нейрохирурга-нелегала, дома, на Нар Шаддаа. Везение то было или невезение, но жив я остался, и с вызовом не ошибся. Доктор не подвел - заменил раздробленные кости и глаз самым высокотехнологичным, самым совершенным протезом, который только мог сконструировать из доступных на черном рынке материалов, восстановил мышцы и кожу с помощью чуть ли не двухлетней колто-терапии, и, в сущности, сделал мне новое лицо. Конечно, не такое смазливое, как прежде.
Чисс с ухмылкой провел пальцами по своей грубой, непривлекательной физиономии с опухшими веками и кривым шрамом от лба до челюсти.
-Но уж что есть то есть. Уже за одно то, что я не издох после такой травмы, я был в долгу у этого коновала. Спросишь, во сколько же мне обошелся этот долг? Ну, давай, прикинь навскидку. Не знаешь? Да все, что было. Все проклятые счета и инвестиции, все мои сбережения, заботливо отложенные на обеспечение гребаного блестящего будущего вдали от проблем, все, что я планировал распределить на еще более долговременные и прибыльные вложения, пошли на один-единственный протез. Из-за одной неудачи я вернулся к тому, с чего начал, словно загнанная в колесо вомп-крыса, обреченная наматывать бесконечные круги до последнего издыхания. Без единого кредита в кармане. Что мне остается теперь? А ты как думаешь - торчать тут, ждать нового контракта, конечно.
Ну вот и вся моя история, детка, как на ладони. И... а впрочем, знаешь, похоже сегодня я тебе многовато лишнего выболтал, так что прости-прощай, дорогая.
Чисс умолк и с ненавистью уставился на пустую бутылку, стоявшую перед ним на столике - именно ей он так проникновенно изливал душу последние несколько часов. Он поднял бластер, прицелился, выстрелил, но промахнулся. Второй выстрел попал в цель, и бутылка разлетелась на тысячу мелких осколков. Удовлетворенно кивнув, чисс уронил голову на грудь и окончательно сполз под стол, вырубившись.
Зато барменша за стойкой очнулась, переполошенная звуками выстрелов. Она испуганно огляделась, и, убедившись в том, что пострадала лишь ни в чем не повинная бутылка, гневно заорала на запоздавшего посетителя:
-Эй, наркоман позорный, мы закрываемся! Эй, ты меня слышишь? Закрываемся, говорю! Плати за выпивку и проваливай, псина помойная, синемордый муд...
Из-под столика высунулась рука, держащая бластер, и нетвердо, но недвусмысленно качнулась в сторону разбушевавшейся твилечки. Та сразу успокоилась, остыла, и, вновь облокотившись на стойку, принялась тихонько напевать старинную рилотскую колыбельную.

P.S. BlackMark - рабочий псевдоним, настоящее имя Бер'ранксале'кеннро, сокращенное Ксал.

@темы: The Progenitor, квента